Итоги 2021 года. Крах мифа о «свободе выбора» у москвичей

Много лет Москва и москвичи являли остальной России пример свободомыслия, голосуя за кандидатов от оппозиции. По результатам выборов в Москве партийные карлики типа партии «Яблоко» получали «плюшки»: деньги из бюджета за нужный процент избирателей, пару мест в Гордуме Москвы или в советах ее округов, участие в федеральных выборах без сбора подписей.

Регресс не стоит на месте. Упадок не имеет пределов несовершенства. Новшества, принятые под предлогом заботы о гражданах, многие из которых действительно являются шагом вперед, сыграли против свободы. Замечательная возможность голосования онлайн через сервис «Госуслуг» в любом нормальном обществе была бы воспринята положительно. Ничего предосудительного нет и в трехдневном голосовании. В ряде стран голосуют неделями, а кое-где даже по почте целый месяц.

Сколько слов было сказано теми, кто не ходил на выборы, но на словах изъявлял готовность голосовать онлайн! Мол, колхоз-деревня, пора жить по-европейски! Власть в лице ЕР и их непримиримых оппозиционеров приняли изменения в законодательство о выборах, разрешив то, о чем написано выше. Можно было ожидать еще большего торжества представителей оппозиционных сил в оплоте оппозиции, где полным-полно молодежи, в хорошем смысле помешанных на технологиях.

Наступил сентябрь 2021 года. Пришли дни выборов. А после них наступило похмелье от неудачи. Ритуальный плач о фальсификациях и манипуляциях не поддерживаем. Рассказываем о том, что знаем из первых уст. Когда прошло недоумение, появилась первая информация, спустившая с небес на грешную землю представление о «свободе свободных москвичей». Это не злорадство и не стеб, это плач по утраченному символу свободы.

Где-то через неделю мне позвонили два москвича. Оба работают в крупнейших компаниях; один в консалтинговой, другой в сфере IT-технологий. Оба рассказали, что голосовали онлайн. Вот только голосовали по приказу! Оказалось, что сделать это просто.

Один голосовал в пятницу. Позвонил начальник, имеющий доступ к компьютеру голосующего. Проследил за голосованием. Похвалил. Потом сообщил всем, что в воскресенье поздно вечером путем случайной выборки попросит подтвердить, что голосовавший не переголосовал. Если кто-то обманет, то в лучших традициях орды будут уволены все сотрудники отдела, а фамилия виновного в увольнении будет озвучена.

Второй голосовал в воскресенье. Их всех ближе к обеду собрали на работе. Опять контроль через компьютер, голосование за конкретного человека, предупреждение о последствиях. Стоит подчеркнуть, что голосование по одной схеме проводилось за кандидатов от разных партий. И все эти продвинутые айтишники и консалтеры голосовали как полуслепые безграмотные старики в глухих деревнях!

В конце разговора поинтересовался у обоих: кого-нибудь проверяли? Оба ответили одинаково: не знаем, никто не признался, а допытываться было стыдно. Говорю: похоже, что вас развели, а вы реально испугались. Оба отвечают: никто не захотел рисковать своей работой. На этом разговоры о свободных москвичах для меня закончились.

Я понимаю моих собеседников. Они получают зарплату, исчисляемую в сотнях тысяч. Вот только они не хотели ранее понять несчастных стариков, продававших свой голос за продуктовый набор или тысячу рублей. Оказалось, что вопрос свободы-несвободы это лишь вопрос цены, за которую вы готовы свою свободу продать.

ЗДЕСЬ МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
Новости деятельности НКО